Это новая форма колонизации России

   В регионе разворачивается дискуссия на тему, что лучше: чиновники и депутаты Госдумы из числа ульяновцев или же из варягов, но с «большим влиянием» в Москве.

   Сложно сказать что-либо более-менее определенное о варяге губернаторе. Наша область имела и тот, и другой опыт. До 2000 года регион возглавлял хоть и не его уроженец, но всю жизнь в нем проживший Юрий Горячев, которого население воспринимало как своего. В 2000-м его сменил генерал Владимир Шаманов, и в Ульяновск потянулись иногородние члены его команды. Дальнейшее ульяновцам показалось ужасом. В начале 2005 года пришел «свой» - Сергей Морозов, который оказался, на взгляд многих, еще хуже. Часть должностей в обладминистрации заняли также варяги, которые дольше других на них и оставались. Ульяновцы же менялись как перчатки. Примером тут пост главы областного минздрава, на котором за время морозовского правления перебывало не меньше десятка человек. С приходом Алексея Русских варяжьего засилья пока еще нет, хотя первые их представители в Ульяновске уже появились.

   Скверно же то, что ни руководители региона, ни чиновники из варягов связывать свою жизнь с областью не собираются. Шаманов, будучи главой обладминистрации, активно занимался строительством особняка в Подмосковье. Свил там же, в элитной Новой Риге, как пишут, «дворянское гнездо» и «свой» Морозов, давно навостривший лыжи в Москву и еще, как говорят, в Швейцарию. И никаких надежд на то, что им есть хоть какое-то дело до нашей области и ее жителей, нет. То же будет, скорее всего, и с неульяновцем Алексеем Русских.

   Дискуссия, впрочем, не столько о варягах губернаторах, сколько об иногородних охотниках за мандатами депутатов Госдумы, которые слетаются к нам, как пчелы на мед. На выборах в сентябре вновь от Ульяновской области собрался идти «памятник», по определению одного из местных порталов, Владислав Третьяк, когда-то хоккеист, а ныне 70-летний старец и бизнес-хват. Его прохождение в Думу от ульяновского избирательного округа даже не обсуждается - вопрос, дескать, решенный. Спор возник по другому округу, 187-му (Ленинский район Ульяновска и заволжская часть области), где неожиданно возник «изобретатель»-единоросс Владимир Кононов из все того же Подмосковья, столкнувшись лбом с Мариной Беспаловой. При этом невооруженным взглядом видно, что местная власть тащит Кононова. И вот хорошо ли это?

   Ulpressa задала такой вопрос ряду лиц. В их числе - политтехнологу Константину Калачеву и профессору УлГУ, политологу Нине Дергуновой. «Ульяновская область переживает нашествие из Подмосковья: врио губернатора, его первый заместитель, новый кандидат в депутаты Госдумы, - сказал Калачев. - Но не мне критиковать нашествие варягов с учетом того, что я, москвич, пару лет в общей сложности проработал в вашем регионе. И тоже получал предложение заведовать внутренней политикой. Правда, давно и от бывшего губернатора. От человека все зависит. Скоро местные захороводят и задушат в объятиях приезжих. Эффективность и качество регионального управления определяется не количеством приезжих, а их качеством... Но, конечно, баланс должен соблюдаться. Ульяновская область - кузница талантов, надо дать им возможность самореализации и роста. Риск, что сложится система, в которой главным будет демонстративная гиперлояльность, а не профессиональные качества, есть. Как есть риск, что приезжие будут есть хлеб местных. Когда я вел кампании в Ульяновской области, больше трех человек с собой не привозил. Именно чтобы местные не воспринимали нас в штыки, как и тех, кто отнимает у них работу».

   В принципе, комментарии по делу, в отличие, на мой взгляд, от того, что сказала профессор Дергунова: «Думаю, что московские депутаты нужны для того, чтобы решать вопросы для региона в Москве. Если судить по тому, что Русских появляется на экране местного телевидения рядом с Кононовым, видимо, там есть знакомства и какие-то договоренности или ранее совместные дела. Все-таки они оба из Подмосковья. Возможно, для Алексея Юрьевича это будет «удобный» депутат Государственной Думы от Ульяновской области, который будет помогать решать вопросы. Не думаю, что Кононову нужна Ульяновская область для решения каких-то личных проблем. В принципе, они у него давно решены. Видимо, он больше нужен региону... У него московских ресурсов больше.... надо понимать, что такое отдельный депутат от Ульяновской области в Москве и его возможности, и депутат не ульяновец, но очень давно и очень много проработавший в Москве и Подмосковье».

   Кононову от Ульяновской области нужно, я считаю, главное - кресло депутата Госдумы, которое и открывает возможности для решения в первую очередь как раз личных вопросов и проблем. Неужели кто-то верит, что он рвется в Думу, чтобы заниматься там нашей областью и ей помогать? Да и какие у него «московские ресурсы»? Если криминальные, то подальше бы ему от Ульяновска. Может, деловые? Или административные? Таких ресурсов у Третьяка, надо полагать, куда больше. Одна так называемая «Ночная хоккейная лига», где перетираются, как говорят, вопросы жизни государства, чего стоит. И что Третьяк за пять-десять лет депутатства от Ульяновской области для нее, для ее населения со своими ресурсами такого сделал? По-моему, ничего. Приезжает только в год перед очередными выборами и пиарится, как бы помогая здесь страждущим и малоимущим. Но именно «как бы». Рисуется, словом. Кононов же не «великий хоккеист» и сможет еще меньше Третьяка.

   И есть ведь, должна быть идеология функционирования национального парламента. Она в том, что территории избирают в парламент своих, то есть из регионов, представителей, которые и отстаивают на федеральном уровне интересы населения этих регионов. Отстаивают легально, через законопроекты, через запросы в министерства и ведомства, через комитеты и комиссии самого парламента, через формирование бюджета. А меряние ресурсами, у кого он меньше, ау кого больше, это что-то вроде воровской шайки, в которой наибольший вес приобретают те, кто удачливей в воровстве. На государственном же уровне архитектура, при которой хозяева жизни, кормление которых обеспечивают регионы, кучкуются в Москве и Подмосковье, есть извращенная форма колонизации страны. Колонизаторы постоянно живут у себя (в нашем случае - в Московии), а в колониях (регионах) бывают лишь наездами. Регионы при этом деградируют - как в смысле местных кадров, так и всего остального. Что в России много лет и наблюдается. Не случайно же из нашей области, например, бегут не только молодые, но уже и люди среднего возраста, и ее население стремительно сокращается.

Василий МЕЛЬНИК