Великая Отечественная имени Володина - Матвиенко

   Госдума и Совет Федерации проголосовали за законы, почти полностью закрывающие тему Великой Отечественной войны для исследователей. Называется это «защитой исторической правды».

   Поводом к «защите правды» стало, в частности, то, что Запад, по словам официального представителя МИД России Марии Захаровой, всерьез говорит, что разгромил фашистскую Германию без участия СССР. Что есть, дескать, ложь. А по-моему, Запад о той войне ничего не говорит, поскольку на ней не зациклен. Он ведь и отмечает 8 мая не День Победы, а День окончания войны, что принципиально отличается от нашего отношения к ней. Запад перелистнул эту страницу, отказавшись от расковыривания военных ран и разжигания взаимной ненависти. Война прошла, а жизнь продолжается. Это и является для западного общества приоритетом. Общества, сумевшего примирить вчерашних врагов, то есть страны антигитлеровской коалиции и Германию, которая стала неформальным лидером Евросоюза и точкой притяжения всех европейцев. По-моему, в истории мало кому еще такое удавалось.

   Да даже если бы Запад и отрицал роль СССР в разгроме фашизма, кому от этого у нас жарко или холодно? К тому же и мы чаще всего говорим, что победу над гитлеризмом одержал Советский Союз, Запад же сыграл незначительную и вспомогательную роль, хотя Запад воевал с полчищами фюрера и в Европе, и в Африке, и на Ближнем Востоке. И Сталин вроде бы признавал, что без союзников победы бы не было. Интересная, кстати, логика современных «защитников правды»: роль СССР в победе над Германией недооценивают, как уверяет наш официоз, на Западе, но репрессивные законы, изымающие по сути тему войны из исторического оборота и угрожающие за добросовестную разработку этой темы штрафами и тюрьмой, принимаются у нас и для нас. Не для Запада, где о войне известно куда больше, чем о ней знают, вероятно, председатель Госдумы Вячеслав Володин и спикер СовФеда Валентина Матвиенко, в лучшем случае прочитавшие, может быть, подготовленную помощниками информационную записку, а для наших ученых и нашего общества.

   По этим законам нельзя будет, похоже, ничего. Можно предположить, что именно попадет под запрет. Нельзя будет отождествлять цели и действия Германии и СССР в предвоенный период. То есть изучать и дискутировать, например, о разделе Польши советско-германским договором 1939 года и о заключенном через месяц после этого раздела договора о советско-германской дружбе. О поздравлении Сталиным Гитлера в связи с разгромом Германией польской армии. Как и о расстреле свыше 20000 польских офицеров и гражданских лиц на территории доставшейся Сталину восточной Польши, и попытке свалить это на немцев. Под запрет попадет, вероятно, и низкий уровень подготовки СССР к войне, что привело к отступлению Красной армии во второй половине 1941 года, откату фронта до Москвы и Волги и о миллионах красноармейцев, оказавшихся в немецком плену. Многие в него просто сдались, вступив позднее в армию генерала Власова и повернув оружие против сталинских войск. Почему и генерал, и советские солдаты это сделали, изучать тоже будет нельзя, а не зная этого, невозможно будет понять, что за настроения преобладали тогда в офицерской и солдатской среде. В причинах чудовищных потерь СССР, не сравнимых ни с потерями врага, ни с потерями западных союзников, разбираться также будет, скорее всего, нельзя.

   Но что же от Второй мировой войны останется? Останется, видимо, та самая война имени Володина - Матвиенко. Эдакий лубок, о том, как тупые немцы напали на СССР, а сталинская армия задала им перца, разбив под Москвой, Сталинградом и взяв Берлин, в котором красноармейцы Егоров и Кантария водрузили красное знамя над Рейхстагом. И теперь весь мир отмечает 9 мая День Победы СССР над фашистской Германией. То есть останется не история войны со всеми ее красками, а миф, как он остался в поэмах Гомера о Троянской войне. Многие слышали о той войне, но мало кто представляет, что в ней решалось, какие полководцы участвовали и чем она закончилась. Изъятие из Великой Отечественной реальных событий сделает тему скучной и неинтересной и быстро приведет, на мой взгляд, к ее забвению, чего, возможно, на самом деле и добиваются наши власти, надеясь, что заодно забудутся и миллионы советских солдат, пропавших без вести, чья судьба остается неизвестной до сих пор. В войне за Трою судьбы рядовых воинов вообще мало кому интересны.

   «Мы должны выставить определенные ориентиры для общества, для граждан, для историков, для общественных деятелей, - разглагольствует в интервью «Российской газете» член Совета Федерации Алексей Пушков. - Должны быть «красные линии», за которые будет заступать не только в этическом отношении неправильно, но и в законодательном отношении запрещено». Почему-то пушковы и володины с матвиенко считают себя вправе диктовать обществу, избирателям, что они могут думать и говорить о войне, а чего не могут. Причем и для профессиональных историков вправе устанавливать «красные линии». Но кто их на это уполномочил? Те, кто сгиб безвестно где-нибудь в брянских или смоленских лесах? Из моих родственников человек 30 воевали на полях Великой Отечественной, включая отца, прошедшего всю войну. Часть вернулись домой относительно здоровыми, кто-то пришел калекой, несколько человек пропали без вести, и их вдовы ушли из жизни, так и не узнав, что стало с мужьями и где покоятся их кости. За 80 лет, прошедших после начала войны, наша власть не удосужилась озаботиться судьбой этих людей, а ведь говорят, что война до тех пор не считается оконченной, пока не найден последний павший на ней солдат. Этим бы лучше занялись, чем чертить «красные линии» для общества, уподобляясь героям романа Джоржда Оруэлла «1984», утверждавших, что «ложь - это правда», а «мир - это война», а «рабство - это свобода». Но в одном, повторюсь, лично я практически уверен - в том, что этими «красными линиями» и «ориентирами» память о Великой Отечественной они похоронят окончательно. Ведь если Великую Отечественную нельзя исследовать, нельзя о ней говорить и писать, этого и не будут делать. А будут, к примеру, изучать вклад в разгром фашизма западных союзников, писать и читать о высадке американских войск в Италии, о высадке в Нормандии и об открытии второго фронта, о мужестве англичан и освобождении Франции, и о многом другом, о чем думать и говорить не запрещено. Этого, наверное, добиваются.

Василий МЕЛЬНИК