Там, где тепло

   В одном из прошлых номеров мы задали своим читателям вопрос о климате и погоде, в которых нам выпало жить.

   В том смысле, что не грустно ли им при мысли, что наши предки выбрали для жизни самую холодную страну мира, а не что-нибудь вроде Греции, Испании или Словении, и не хотели ли бы они, хотя бы в мечтах, при условии сохранения дружеских и родственных связей, жить в более человечном климате? В следующем номере опубликовали ответы. И оказалось, что абсолютное большинство отвечавших нигде больше, даже в мечтах, кроме России, жить не хотят. Наш климат они считают замечательным, зимы хорошими, которые и должны быть снежными и морозными. Ну и так далее.

   При этом весь февраль зима просто лютует. В ночь на 23-е в Сурском районе было -42 градуса. 23-го поднялся к тому же жестокий, как ножом режущий ветер, и люди сидели в основном по домам. Добежать до магазина и не замерзнуть и то было проблемой. И мерзла ведь фактически вся огромная Россия - от Тихого океана до Балтики. Где природа только взяла столько ледяного холода! Сибирь - понятно, но и в Челябинске, и в Уфе, и в Оренбурге, и в Саратове, и в Самаре, Казани, Ульяновске, Саранске, Чебоксарах, Перми, Кирове - всюду морозы стояли за -30, до -40 и ниже.

   Наблюдая и обитая во всем этом, я думал, что климат-то у нас, в общем, варварский. Не считать же нормой 7-8 месяцев в году откровенного, а то и жуткого холода, еще пару месяцев - не то не се, не весна, не лето, не осень, не зима, и пару летних месяцев. В лучшие, чем сейчас, времена я побывал в отпуске на одном из греческих островов. Это Евросоюз. Остров тихий, патриархальный, с большими стадами коз, пасущихся по склонам гор, в плещущимся в его берега Средиземным морем. По дороге в гостиницу мне показали на водную гладь вдали, оказавшуюся озером, отделенным от моря узкой полоской суши. В середине озера розовело что-то большое и колыхающееся. «Фламинго», - сказал попутчик.

   Словом, это была огромная стая розовых фламинго, опустившаяся на озеро, по-моему, отдохнуть. Может, они летели в Африку, а, может, на этом острове и живут. Озеро, правда, соленое, то есть его дно - это белая соль, и обильный корм там фламинго вряд ли могли найти. Но зрелище сказочное. Тишина, яркое, горячее солнце, море до горизонта и эти фламинго. Я был там уже летом, когда травы в основной своей массе выгорают, что совсем не смущает, кстати, коз - им любая колючка в корм. Весной, как говорят, весь остров, и равнинная его часть, и холмы, покрываются яркими цветами. Греясь на средиземноморском солнце, я жалел, что не знаю греческого языка. А если бы знал, мог бы поговорить с местными и спросить, что они думают о своем климате и своей природе, и знают ли, какие они в России.

   Та поездка была уже давно, почти 20 лет назад, но и остров, и море, и озеро, и фламинго в нем до сих пор помнятся, как будто это было вчера. И когда во время очередной леденящей стужи, загоняющей у нас жителей в дома, на улице пустынно и слышно только шум проезжающих машин да карканье ворон, подумаешь: «Была бы возможность, можно было бы хоть на особо холодные зимние месяцы и уехать». Куда-нибудь в Грецию, Испанию или Словению. Туда, где природа к человеку более милосердна. Где тепло, иначе говоря.

Артур ТАНИЕВ