Криминал-ТВ

   Доминирующей тематикой на российских государственных, что любопытно, телеканалах, прочно стала уголовщина. Как документальная, так и псевдохудожественная, то есть в составе тупых отечественных сериалов.

   Сам я не смотрю ни эти сериалы, ни документальный криминал, но при переключении телеканалов - к примеру, с целью немного отдохнуть от темы коронавируса и посмотреть что-нибудь другое, никуда ни деться от экранной уголовщины. Может, мне так не везет, но на какой бы сериал я, проходя мимо, случайно не попал, это оказываются насилие и кровь. Либо стрельба, либо обнаруженный труп, либо мафиозные физиономии уговариваются кого-то замочить, либо приговоренного уже мучают, либо мучают похищенного человека, часто женщину, вымогая у ее близких деньги, либо допрашивают подозреваемого или очевидца и с умными лицами и гадают, кто же убийца. При этом кто-нибудь из «оперативников» обязательно смотрит в дисплей компьютера, где сверху вниз или снизу вверх бегут ряды букв. И так из недели в неделю, и из месяца в месяц.

   На уголовной как бы документалистике больше других телеканалов упражняется «Россия 24». Особенно в лице некоего Эдуарда Петрова, выдающего на гора одно расследование за другим. У него герои не выдуманные кинорежиссерами, а реальные либо уже сидельцы зон, либо находящиеся в бегах. Разворовывание лесов, расхищение морских ресурсов, в частности, краба, интервью в тюрьмах с убийцами и коррупционерами, беседы с заключенными женских колоний, бесконечные ленты криминальных съемок. Большинство из этого изобилия, насколько можно понять, Петров не сам нарасследовал, а получил, вероятно, в качестве слива от силовиков из полиции, спецслужб, следственных органов, сотрудников системы исполнения наказаний. И вот часами, а по выходным дням чуть ли не круглосуточно, с повторами даже в течение одного дня, «Россия 24» кормит этой уголовной кашей своих телезрителей. Но зачем это государственному телеканалу? Да, для телевизионщиков, наверное, есть в подобной тягомотине определенное удобство. Не надо особо ломать голову над тем, чем заполнить эфир - в условиях, когда не очень-то о реальной российской жизни можно говорить. Приходится то и дело цепляться за Украину, клеймить Америку, изобличать геев Европы, делать жалостливые репортажи из Сирии, пытаясь выбить из россиян слезу, но у них и своих проблем выше крыши. Сейчас «спасает», правда, коронавирус, да начали гнать отдельные сюжеты из серии успеха нацпроектов. А врубают еще эту уголовщину - беседу с какой-нибудь зэчкой, скромненько повязанной платком и спокойно, размеренно рассказывающей, как убивала жертву, за что и попала на зону.

   Но кто это смотрит? А если кто-то и смотрит, то какой вывод должен делать? К примеру, тот, что Россия - страна убийц и воров и представляет собой одну большую зону, если этой теме столько времени посвящают федеральные телеканалы. Воспитывают в обществе одним словом, уголовный менталитет, ныне подзабытый со сталинских времен, когда популярной была формула «половина страны сидит, вторая половина охраняет». За информационную стратегию в Российской Федерации сегодня отвечают структуры президентской администрации. Для чего-то, видимо, и нужна такая репутация России в глазах ее собственного населения.

Василий МЕЛЬНИК