Вот это Год архитектуры?

   Для начала снесли здание больницы известного зодчего Феофана Вольсова

   Уникальное здание в стиле конструктивизма, построенное в 1933 году на Нижней Террасе, несмотря на протест архитекторов и общественности, все-таки сносят. Без каких-либо объяснений. Кажется, власть решила «поставить на место» несогласных с ее решениями градостроителей. Так начался Год архитектуры в Ульяновской области.

   «Парад» отменяется

   22 декабря было опубликовано коллективное обращение архитекторов, скульпторов, художников, краеведов, юристов, журналистов к губернатору Сергею Морозову с просьбой посодействовать сохранению лучшего в городе здания в стиле конструктивизма известного архитектора Вольсова, чье 140-летие город отметил в 2019 году. Авторы письма обращали внимание на заслуги Вольсова, автора таких известных городских зданий, как пожарное депо, типография Токарева, городская электростанция и многих других, а также на то, что в свое время, будучи городским архитектором, сам Вольсов спасал от сноса памятник Карамзину, металлическую ограду особняка Шатрова, отстаивал Троицкий собор.

   Это письмо так и осталось без ответа. Точнее, ответом на него стало начало демонтажных работ: сейчас уникальное здание на глазах превращается в груду строительного мусора.

   Примечательно, что до всех этих событий, еще в ноябре 2020 года, областная власть успела объявить 2021 год Годом архитектуры и градостроительства в Ульяновской области и даже разработала план мероприятий на каждый месяц. По этому поводу архитекторы получили официальные письма за подписью министра строительства и архитектуры Константина Алексича. Согласно утвержденному плану в декабре прошлого года должно было состояться торжественное открытие Года архитектуры, а в январе – градосовет. Ничего этого не было. Более того - тема вообще ушла из официальной повестки. Скорее всего, ее потихоньку слили, потому что архитектура и градостроительство последние месяцы стали очень неудобной площадкой для пиара – слишком много острых, конфликтных ситуаций.

    «Совсем недавно, в сентябре, было открытое обращение архитекторов к губернатору Ульяновской области по вопросу сохранения здания поликлиники на площади Горького в стиле сталинского ампира, - написал в соцсетях архитектор Олег Владимиров. - Губернатор вмешался - фасады здания решено сохранить. Не прошло и пары месяцев, принимается решение о сносе другого здания - единственного в Ульяновске здания в стиле советского конструктивизма. Выглядит это все достаточно странно».

   Все вопросы – в Минздрав

   Практически все здания, построенные в Ульяновске по проекту Вольсова, признаны объектами культурного наследия, но именно здание больницы, которое специалисты признают уникальным, этого статуса почему-то не получило. Ульяновец Александр Алжиков, первым поднявший тревогу в соцсетях по поводу грядущего разрушения, написал, что ему не хватило времени собрать все документы, которые затребовало Управление культурного наследия для признания больницы, построенной Вольсовым, памятником архитектуры.

   - Удивляет отношение к этой теме чиновников: дайте нам то, дайте нам это, представьте экспертизу, а потом уж мы посмотрим, - так отреагировал на это сообщение архитектор Владимир Сергиенко при виртуальном обсуждении темы, которое организовали архитекторы, - Да вашу структуру поэтому и создали, чтобы вы вели планомерную работу по выявлению зданий-возможных памятников и сами ставили их на учет.

   Вообще чиновники всех уровней проявили максимальную уклончивость в обсуждении этой темы. Например, начальник управления архитектуры и градостроительства администрации Ульяновска Наталья Гордеева в ответе на обращение художника Александра Зинина к депутату Госдумы Марине Беспаловой сообщила, что здание больницы принадлежит на праве оперативного управления ЦГКБ, а значит, Минздраву, поэтому обращение Зинина перенаправлено туда.

   - Такой же ответ, только из Министерства строительства и архитектуры получила и Марина Павловна, - говорит Александр Зинин. – Хотя понятно, что на самом деле чиновники от ответа ушли, потому что право оперативного управления – это не право собственности. У здания наверняка есть еще и настоящий хозяин – город или область. Впрочем, сейчас все это уже не имеет смысла: спасать нечего, здание разрушили.

   «День неответов»

   Так архитекторы назвали 22 января. В этот день исполнился ровно месяц с момента опубликования коллективного обращения к губернатору по поводу здания больницы на Нижней Террасе и два месяца со времени публикации открытого письма министру строительства и архитектуры Константину Алексичу с предложением наладить сотрудничество власти и профессионалов. В частности, речь шла о переформатировании работы градостроительного совета, созданного в июле 2019 года и состоящего почти из одних чиновников. К тому времени было ясно, что он стал органом, который просто одобряет уже принятые кем-то решения и не участвует в обсуждении даже таких важных вопросов, как изменения в генплан города. Поскольку такая градостроительная политика ведет к тому, что в Ульяновске с каждым днем растет клубок проблем, которые со временем будет невозможно решить, архитекторы предлагали власти изменить Положение о градосовете и сделать его максимально профессиональным (70% состава – архитекторы). А кроме того, приглашали к обсуждению целого ряда назревших градостроительных проблем. Ответь министр на это предложение положительно, это было бы хорошим стартом Года архитектуры. Но он не ответил никак.

   Надо признать, что игнорирование властью открытых обращений, даже подписанных очень известными людьми, становится традицией. Еще раньше председатель Городской Думы Илья Ножечкин два месяца тянул с ответом на письмо архитекторов, которое они так и назвали «О градостроительной ошибке» (речь шла об изменениях в генплан Ульяновска, принятых Думой, в результате которых значительная часть свияжской набережной в районе Тутей ушла под жилую застройку). А в итоге резюмировал: все было сделано правильно.

   Власть давно перестала отвечать и на критические публикации в СМИ, которые поднимают проблемы, касающиеся ульяновцев и качества их жизни. На любую информацию о проблеме вместо ответа следует залп публикаций об успехах, достижениях и планах, часто поистине фантастических. Хотя критическая публикация в СМИ всегда приравнивалась к обращению в органы власти.

   Как выяснилось, в российском законодательстве в этом смысле действительно случилось послабление еще в 2005 году. В результате ряда изменений, внесенных в федеральные законы и указы президента страны, норма, устанавливающая обязанность власти отвечать на критические сообщения СМИ, теперь содержится только во внутренних нормативных актах некоторых государственных служб. А исполнительная и законодательная власти вольны сами решать – реагировать или не реагировать на публикации в СМИ и на открытые обращения, которые там появляются. Но сейчас, когда обсуждение злободневных проблем переместилось в соцсети и охватило огромное количество людей, игнорирование таких публикаций все больше становится похожим на противостояние власти людям, которые ее избирают и на благо которых она должна работать. История с больницей эту ситуацию особенно резко подсветила. Почти за два месяца не только архитекторы, но и многие неравнодушные горожане оставили в соцсетях десятки, если не сотни публикаций, обсуждений, комментариев, отстаивая не только сохранение образца советского конструктивизма в ульяновской архитектуре и конструктивности в отношениях с действующей властью. Но последняя сделала вид, что ничего этого не было.

Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА
Фото Олега Владимирова