Лекарства дорожают, но дефицит остается

   Когда в конце октября «СК» поднял тему вновь начавшихся, как весной, перебоев с лекарствами, то мы сделали предположение: лекарства со временем в аптеках появятся, но подорожают. Сегодня, к сожалению, сбывается только худшая часть этого прогноза: стоимость медикаментов подскочила, а вот приобрести многие из них в Ульяновске по-прежнему очень трудно – до полной невозможности. Похожая ситуация почти по всей стране: Всероссийский союз пациентов (ВСП) в открытом письме президенту и правительству РФ говорит о дефиците в России 42 лекарственных препаратов и предлагает ряд мер для решения проблемы. А губернатор Ульяновской области Сергей Морозов сообщил о намерении обратиться к руководству страны по поводу неудержимо растущих цен на лекарства.

   Не хватает сорока препаратов

   Когда полки аптек осенью начали пустеть, некоторые чиновники частично объяснили это введением с июля обязательной маркировки для лекарств в целях борьбы с фальсификатом. Маркировка, мол, тормозит поступление препаратов от производителя в аптеки. Процесс упростили, однако нормальное снабжение не наладилось до сих пор. Многих лекарств, особенно востребованных для борьбы с СOVID-19, в России просто не хватает. За разговорами об ожидании второй, осенней, волны пандемии у нас почему-то не позаботились увеличить производство необходимых препаратов – весна показала каких. Или нарастить их закупки за рубежом, если сами не выпускаем. Особая проблема: некоторые лекарства, подходящие для борьбы с коронавирусом, нужны и пациентам, страдающим другими заболеваниями. Так что спрос серьезно увеличился. Сюда, например, относятся антибиотики (левофлоксацин, азитромицин), ряд противоопухолевых и иммуносупрессивных препаратов (гидроксихлорохин, тоцилизумаб), антикоагулянты (клексан, эноксапарин натрия). Тот же клексан препятствует образованию тромбов, жизненно необходим предрасположенным к этому людям. Но и коронавирус, оказывается, провоцирует тромбоз, поэтому клексан здесь также рекомендован. Как утверждает ВСП, появились сложности с оценкой фактического спроса и распределением препаратов между пациентами, заболевшими COVID-19, и теми, кто лечится от других болезней. На подорожание медикаментов, наряду с повысившимся спросом, повлияла большая импортозависимость России в фармакологии: многие препараты поставляются нам из-за границы или производятся из сделанных там субстанций. Это до перестройки у нас работало довольно много предприятий, синтезировавших лекарства (хотя тоже в недостаточном количестве). Сегодня же зачастую просто фасуют и упаковывают заграничное. А за рубежом цены тоже поднялись в связи с пандемией. Плюс рубль дешевеет. И мы имеем сегодняшнюю плачевную ситуацию.

   Среди мер, которые помогут устранить дефицит, ВСП видит увеличение финансирования лекарственного обеспечения в амбулаторных и стационарных условиях, увеличение объемов производства российских препаратов и субстанций, упрощение схемы продления регистрации для лекарственных препаратов, ранее прошедших эту процедуру. В Минпромторге РФ, в свою очередь, отметили, что негативным фактором по обеспечению России медпрепаратами стало отсутствие сформированной прогнозной потребности в них. Но кто же столь наплевательски «не сформировал потребность»? Нет у чиновников на это ответа.

   Закупка идет с трудом

   В Ульяновской области положение с наличием лекарств остается сложным и в больницах, и в аптеках. Если взять борьбу с коронавирусом, то вот каковы данные по ЦГКБ, превращенной в крупнейший ковидный госпиталь региона. Туда сейчас начали поступать партии необходимых медикаментов для создания трехмесячного запаса на общую сумму 54 млн рублей. По словам заместителя главврача Натальи Бакумцевой, наиболее дефицитные препараты — из группы антикоагулянтов (клексан, фраксипарин, эниксум), а также из гормонального ряда (дексаметазон, преднизолон). Гормональных препаратов в больнице особенно не хватает. Руководители ульяновских стационаров на совещании по оказанию медицинской помощи назвали основные проблемы, с которыми приходится сталкиваться при закупке лекарственных средств. Ряд препаратов сейчас на рынке просто отсутствует. Происходит значительное удорожание медикаментов. Также многие поставщики осуществляют отпуск дефицитных лекарств только при условии, если больницы приобретут «в нагрузку» что-нибудь еще, в чем не нуждаются. В противном случае поставщики не делают коммерческих предложений.

   Буксует и закупка лекарств для больных новым коронавирусом, лечащихся амбулаторно. Напомним, согласно решению российского правительства им необходимые медикаменты должны выдаваться бесплатно – по назначенным комбинированным схемам. Из 5 млрд рублей первого, ноябрьского, транша Ульяновская область получила на эти цели 46 миллионов из федерального бюджета. На прошлой неделе заместитель регионального министра здравоохранения Юрий Ларькин (по некоторым данным этот столичный специалист уже покидает наш минздрав. – Авт.) сообщил, что фактически лекарства закуплены только на 18 млн рублей, хотя в целом законтрактовано 45,9 млн. По словам замминистра, медленное освоение связано с тем, что на рынке сложился дефицит в связи с высокой востребованностью препаратов в рознице:

   - У нас есть весь перечень, за исключением метилпреднизолона, гидроксихлорохина, эноксапарина натрия. По остальным 12 позициям контракты заключены, поставки начались.

   А тем временем 12 декабря по распоряжению правительства РФ регионам выделяется еще 2,78 млрд рублей на бесплатные лекарства для больных, проходящих лечение от коронавирусной инфекции на дому. Федералы рассчитывают, что за эти деньги препараты получат не менее 353960 пациентов. Нашему региону из выделенной суммы досталось 25,5 млн рублей. Дополнительные деньги – это хорошо. Заключенные контракты – тоже. Однако людям не контрактами предстоит лечиться, а лекарствами. Вот с ними дела – сложнее.

   Не лучше положение со многими медикаментами и в розничной сети. Месяц назад, по данным опроса ОНФ, применяемый при терапии коронавируса фавипиравир отсутствовал в 85 процентах российских аптек. Сейчас ситуация лишь слегка улучшилась. А цены – просто заоблачные. Упаковки некоторых противовирусных препаратов стоят дороже пяти тысяч рублей. Многим людям не под силу лечиться такими. Тем более, нековидным пациентам бесплатно вообще никто ничего не даст.

   Недавно губернатор Сергей Морозов заявил, что инициировал обращение к правительству РФ и ФАС по поводу стоимости лекарств:

   - Когда меня информируют о том, что цены на некоторые позиции выросли в три-пять-десять раз, закономерно возникает вопрос - на каком основании именно в такое непростое для людей время производители резко увеличивают цены? Подобные ситуации возникают не только в нашем регионе, поэтому считаю, что ценовую политику по лекарствам нужно взять на дополнительный контроль.

   Премьер-министр РФ Михаил Мишустин, касаясь на этой неделе борьбы с коронавирусом, поставил регионам задачу закупить до Нового года лекарства на январь для бесплатного лечения ковидных больных. С обращением ульяновского губернатора по ценам премьер, видимо, еще не знаком. Минздрав РФ, в свою очередь, должен до 29 декабря оценить ситуацию с доступностью медикаментов во всех регионах. Но что измениться к этой дате?

Владимир Пугачев