Первое полугодие убили


Чердаклинские школы получили компьютеры для обучения в онлайн-режиме

   Сегодня школьники уходят на досрочные каникулы

   Система образования за время пандемии пострадала не меньше, чем здравоохранение. Учителя надрываются, разрываясь между дистанционными и очными уроками. Дети не получают нормальных знаний и забывают, что такое просто «ходить в школу». Родители бьют тревогу, но все больше – в своих кругах. А чиновники отчитываются только об успехах: в официальной повестке не принято говорить о проблемах, которые еще не переросли в катастрофу.

   Родители не молчат

   25 декабря ульяновские школьники отучились последний день в первом полугодии. За это время они уходили на внеплановые каникулы, потом с 7 по 11 класс учились попеременно – две недели очно, две – дистанционно (7-8-е классы - в школе, 9-11-е - дома, потом меняются). А учителя, у которых в расписании есть и те и другие классы, разрывались между уроками очными и через Интернет. Кое-как первое полугодие убили. А с учетом прошлой весны школьники нормально не учились целый год.

   Самое горячее обсуждение этой темы – в соцсетях, в группах, которые создают родители. Практически все считают, что дистанционное образование – это зло, пусть и вынужденное. Что дети проводят много времени перед компьютерами, но качество таких уроков очень низкое. Учителя сами толком не приспособились к дистанционной работе. Да им и некогда: у них за день может быть два очных урока, три – дистанционных. В итоге подача материала в формате онлайн – невнятная, контроль за исполнением заданий слабый. Много времени уходит на то, чтобы собрать виртуальный класс, убедиться, что все подключились, поэтому новые темы родителям приходится «докручивать» с детьми самостоятельно. Вся проверка уроков передвигается на «после работы». А если в семье несколько школьников, то одно из двух – или завалить всю учебу, или растягивать ее до ночи. И так постоянно.

   - Две недели учебы на удаленке – это пустое дело, и сами учителя это понимают, - говорит мама семиклассника Ирина Новикова. – Дети возвращаются за парты и начинают «повторять» пройденное, а точнее – заново проходить. По истории, литературе и без этого можно обойтись, а по математике – нельзя. Мало кто усваивает пройденный материал дистанционно. А потом гонят новые темы. Какие знания можно получить в таком режиме?

   «Останемся без глаз»

   О трудностях, с которыми сталкиваются дети и родители в новом учебном году, можно много прочитать в соцсетях и услышать вживую. А вот о трудностях учителей нет почти никакой информации. На днях в одной из официальных газет вышло большое интервью начальника управления образования администрации Ульяновска Светланы Куликовой. В нем все вопросы и ответы о нацпроекте, модернизации, оснащении школ цифровой техникой, планах… И ни слова о людях, которые работают сегодня в такой непростой ситуации.

   Мы как-то привыкли говорить об оптимизации медицины. Но она ведь прошлась и по системе образования. Чтобы получить за свой труд хоть сколько-нибудь приличные деньги, ульяновский учитель должен работать больше, чем на ставку (базовый оклад школьного педагога – меньше восьми тысяч рублей). Плюс загрузка всякими отчетами, которые и в более благополучные времена отнимали много времени и мешали работе с детьми. А в нынешней ситуации, когда учителя ведут уроки и дистанционно, и очно, даже болезнь одного педагога в коллективе – катастрофа. Дополнительную нагрузку оставшиеся в строю принять не могут. Можно, конечно, поднажать. Только много ли выжмешь из уже выжатого лимона?

   Правду о сегодняшнем положении учителя написала молодой педагог из Новосибирска Олеся Вальгер. Ее обращение к коллегам разошлось в Интернете и собрало колоссальное количество просмотров:

   - Если весной мы еще надеялись, что эта сверхнагрузка всего лишь на месяц, то теперь дальше перенапрягаться уже невозможно, - пишет она. - …Школы уже потеряли часть опытных учителей, которые были вынуждены уйти на пенсию. Сейчас стоит еще более масштабная проблема: если школы не начнут соблюдать нормы охраны труда, то многие учителя уволятся, потому что не могут себе позволить такие риски и потому что уровень их здоровья упадет. А школа вообще-то и в «мирное время» требует от человека крепкого здоровья и напряжения всех сил. Так вот, коллеги, надо бороться за свои права, иначе из этого учебного года мы выйдем слепыми и больными, а к следующему учебному году дефицит учителей в школах станет катастрофическим.

   Автор обращения перечисляет документы, которые регламентируют работу с компьютером, нормы которых явно нарушаются, и призывает коллег «не соглашаться ни на какие дополнительные обязанности без оформления их дополнительным соглашением с прописанной оплатой или компенсацией или письменным приказом, обращаться за защитой своих прав в трудовую инспекцию и прокуратуру, как бы вы ни любили своего директора, потому что адекватный директор такие обращения как раз использует для защиты своей школы от идиотизма наверху».

   Всех на дистанциоку?

   - С весны вроде бы многое изменилось. Учителю предлагают в помощь разные образовательные платформы в Интернете, готовые уроки… Но это не то, - говорит учитель истории одной из ульяновских школ. – Для нормальной учебы в режиме онлайн должна быть равная техническая оснащенность учебного процесса – и у учителя, и у учеников. И методика обучения должна быть другой. Учитель не должен превращаться в говорящую голову на экране монитора. Вообще разработка настоящего онлайн-курса – дело очень дорогое и технически сложное. А у нас только делают вид, что все есть, все работает. Ничего другого просто сказать нельзя. На деле же все учителя понимают, что качество дистанционного образования гораздо ниже удовлетворительного уровня. Дети в основном копируют готовые домашние задания или какие-то другие материалы из Интернета и отправляют учителю, который вынужден или разгребать все это, возвращать, требовать нормальной работы, или уж просто закрыть глаза на происходящее. Я например, заставляю своих учеников присылать мне задания, выполненные от руки – четким почерком черной гелевой ручкой. Надеюсь, что пока они конспектируют чужие мысли, хоть что-то запомнят.

   «Кто хочет учиться, возьмет знания и дистанционно, и очно. А кто не хочет, тот и за партой не учится. Пусть остаются неучами, это их выбор», - такое мнение сейчас достаточно распространено среди родителей, которые считают, что в разгар пандемии дистанционное образование – это единственный вариант сохранить здоровье и детей, и всей семьи.

   Кстати, эта же идея заложена в проекте, который активно внедряет в систему российского образования Сбербанк и его глава Герман Греф. Программа «Цифровая платформа персонализированного образования для школы» (входит в нацпроект «Образование») построена как раз на праве ученика самостоятельно выбирать, на каком уровне он будет осваивать предмет – базовом (точнее – элементарном) или продвинутом. Хочешь получать знания по минимуму – твое право. Не слишком-то гуманно, особенно если учесть, что речь идет о детях, которые и осознать не могут последствия такого выбора.

   Проект Сбербанка сейчас активно обкатывают в тестовом режиме несколько регионов, в том числе и Ульяновская область. В начале декабря министр просвещения РФ Сергей Кравцов публично, через СМИ, заверял россиян, что активное внедрение в отрасль идей дистанционного образования не отменяет образования традиционного, оно никуда не денется. Однако поводы для беспокойств, что под флагами пандемии школа постепенно скатится к чистой дистанционке, есть. Во всем мире идет активное развитие платформ онлайн-образования. В эту сферу сейчас вливают фантастические средства. И Россия претендует на то, чтобы стать лидером гонки. Любопытно, что колоссальные вложения в разработку проектов дистанционного образования начались задолго до пандемии. И она сейчас подогревает азарт тех, кто хочет заработать на развитии этой темы до государственных масштабов.

   Что будет со школой завтра, пожалуй, никто не может сказать сейчас определенно. Пока известно только, что Роспотребнадзор продлевает требования к работе учебных заведений в условиях COVID-19 до 2022 года. Это означает, что еще как минимум на год остаются в силе измерение температуры, антисептики для рук, отмена массовых мероприятий, дистанция в полтора метра, а при необходимости – переход образовательного процесса в онлайн-режим.

Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА 

Фото: Министерство просвещения Ульяновской области